Карабахская проблема и армянский вопрос

Исторические корни захватнической войны и аннексии Армении против Азербайджана создают необходимость принять во внимание некоторые вопросы армянской истории вообще. Эта захватническая политика исходит из самой сути истории армян. Именно поэтому, как только внутреннее и международное положение создавало благоприятные исторические условия, армяне пользовались всеми средствами для реализации своих предательских намерений. Нельзя считать случайностью и появление самого так называемого «армянского вопроса».

 Есть необходимость заново рассмотреть этот вопрос с точки зрения армяно — азербайджанского конфликта, так как «Карабахский вопрос» следует рассматривать как часть армянского вопроса в целом, а «армянский вопрос», в свою очередь, как часть всего Восточного вопроса. В конце XIX начале XX веков этому вопросу было посвящено много работ. Статья В. Гурко — Кряжина, опубликованная в Большой Советской Энциклопедии 1926 года издания, относится к числу таких работ. В конце статьи он с большой надеждой писал: «что самые совестливые из числа армянских эмигрантов меняют свои прежние убеждения, отказываются от своего прошлого и, признавая свою вину, возвращаются на Родину. После Советского переворота, Дашнакцутюн обречена на смерть». Однако историк заблуждался…

Вначале мы представим эту статью. На последующих этапах предусматривается обобщение материалов по «армянскому вопросу», анализ на основе новых фактов и исторических документов.

Армянский вопрос является частью вопроса, называемого Восточным, и он должен рассматриваться с двух точек зрения. Внешняя сущность: большие государства с целью лёгкой эксплуатации Турции, стремились усилить центробежные силы в стране, тем самым ослабляя ее. Внутренняя суть вопроса: чтобы самостоятельно решать вопрос своей национальной судьбы, армяне под руководством своей буржуазии вели борьбу за такие политические и экономические предпосылки, которые способствовали бы самостоятельному развитию буржуазии.

Почва для муссирования армянского вопроса была создана ещё в XVIII веке, когда финансовая аристократия Константинополя начала руководить армянской нацией.

Армянский народ, разбросанный повсюду в Малоазиатской Турции, очень рано вырастил в своей среде торговую буржуазию. Эта буржуазия играла большую роль в экономической жизни Турции — приобретала собственность, ссужая деньги государству, окружным муниципалитетам и т.д. В то же время посредством религиозных деятелей руководила всей жизнью армян. Служители религии, в свою очередь, имели огромную силу влияния. После завоевания Константинополя (1453), по указанию турков был создан совет Нотабилов, который и был фактическим «руководителем» армян. Этот совет был создан из числа представителей финансовой буржуазии во время правления патриарха Константинополя, стоящего во главе теократической армянской общины.

 В развитии армянской буржуазии в Турции важную роль сыграли их связи с торговцами Сирии, Ливана, Америки, а также приток иностранного капитала. Следует отметить, что многочисленный класс армянских ремесленников, делящийся на ряд сословий, наряду с греками также играл главенствующую роль в развитии кустарной промышленности Турции. Отсюда становится ясно, почему западный капитализм, атакуя Ближний Восток, искал себе точку опоры именно у армянской буржуазии. Но, так как эта буржуазия находилась под игом, была в положении политического подчинения, её экономическое развитие чрезмерно ограничивалось. В силу этого, она всегда поддерживала любую инициативу, направленную на разрушение внутренней обособленности и натурального хозяйства Турции. Западный капитал, в обход крупной финансовой армянской буржуазии, сначала старался в своих целях использовать религиозных деятелей — армян — католиков и армян — протестантов. Когда такие попытки не дали желаемых результатов, западный торговый капитал решил использовать среднюю торговую буржуазию в качестве своих экономических посредников. Эта помощь стала причиной усиления буржуазии и дала толчок развитию национального движения.

 Интеллигенция, в частности, интеллигенты Москвы и Тифлиса встали на сторону этого движения. В 70-е годы в этих городах, превратившихся под воздействием русского либерального движения в центры «армянского либерализма», как среди русских, так и среди турецких армян устно и посредством печати велась пропаганда возрождения национального самосознания и даже воинствующего национализма.

 Естественно, что первые шаги средней армянской буржуазии в области самоутверждения были направлены на ограничение власти религиозных деятелей. Опираясь на городских ремесленников, она начала борьбу за то, чтобы церковь стала открытой, светской, в частности, Константинопольский патриархат. Эта борьба увенчалась успехом: в организациях, созданных под названием «армянское представительство», при церковных центрах и патриархатах, наряду с религиозными деятелями и финансовой буржуазией, получила место и средняя буржуазия. Вопросами финансов, юстиции и просвещения занималось именно это представительство.

 Крестьянские массы поначалу оставались в стороне от национального движения…

 Другая причина расширяющегося антагонизма заключалась в том, что городская армянская буржуазия в условиях Турции в отношении отсталой части мусульманского населения вела себя хищнически, по сути, выступала как представитель капитала, ростовщиков.

 Таким образом, армянский вопрос, обостряющийся на экономической почве, в результате трагического вмешательства «крупных государств», России и Англии, стал все более усложняться. Попытка торгово — промышленного капитала России захватить Чёрное море, Босфор и Дарданеллы была завуалирована лозунгами «борьбы за освобождение христиан от ига мусульманской Турции». Надеясь использовать эти лозунги в целях определения своего национально-политического суверенитета, не только большинство армянской буржуазии приняло российскую ориентацию. Турецкая Армения к тому же начала пропаганду среди армян в этом направлении. Такая позиция резко изменила отношение Турецкого правительства к армянской буржуазии, хотя до войны 1877 года правительство не только не преследовало армян, наоборот, создавало условия для занятия именитыми армянами государственных постов.

 В то время, когда обсуждался вопрос об условиях мира с Турцией, армяне обратились с письмом к России о помощи через наместника на Кавказе князя Михаила Николаевича, а также приняли официальное обращение Турецких армян во главе с патриархом Нерсесом к России с просьбой о помощи, и всё это в результате привело к ещё большему обострению отношений.

 Воспользовавшись этим обращением, Россия включила в первоначальный Сан — Стефанский мирный договор 16 параграф. Этим параграфом предусматривалось незамедлительное проведение Турцией нужных реформ в округах, населенных армянами и, пока шла эта работа, русские войска продолжали бы держать в своих руках земли, захваченные ими в Азиатской Турции.

 Попытка царской России » мощно вступить на горные территории, где жили армяне, отдавшие себя под покровительство русских», решительно была отбита Англией — основным соперником России на Ближнем Востоке. На Берлинском конгрессе Англии удалось добиться замены 16-го параграфа Берлинского трактата на новую 61-ю статью. Этой статьёй подтверждалась необходимость проведения Турецким правительством нужных реформ в армянских областях, но контроль за осуществлением этого был возложен не только на одну Россию, а на объединение шести государств — участников Берлинского конгресса. Решение Берлинского Конгресса вселило надежду в руководящие круги армянской буржуазии на помощь в создании армянского государства не только со стороны России, но и всех больших государств. Эти пустые мечты и грёзы сильно подогревались Английской дипломатией, обещавшей армянам «Великую Армению» «от моря до моря» (от Чёрного до Средиземного). Но изменение направления привело к полной изоляции армян с точки зрения международного положения. От России они сами отвернулись. Англичанам это было на руку, так как ей выгодно было, чтобы Россия в Ближневосточной политике не могла использовать армян. А самой Англии в её Турецкой политике армяне не были нужны; последующие обязательства этой политики были определены сепаратным соглашением с Турцией, где отмечалось, что Англия должна была защитить Турцию от России, а взамен получала остров Кипр …

 Потеряв надежду получить помощь от больших государств, армянская буржуазия перешла к вооружённой борьбе. Были созданы партии Гнчак и Дашнакцутюн, основавшиеся в Российском Закавказье, посылавшие в Турцию агитаторов, пропагандистов, организовывавших повстанческие отряды. Основная задача выступлений этих отрядов заключалась не в реальной победе в боях, так как в борьбе с Турецким государством силы армян были ничтожно малы. Этим они старались привлечь внимание больших государств к армянским событиям и выполнению 61-й статьи Берлинского трактата, так как Турция и Западные государства давно забыли про неё. Зарубежные комитеты названных партий в Западной Европе вели усиленную работу в этом направлении. К концу 1890 года Гнчак сошёл с арены, и Дашнакцутюн стал единственной руководящей политической организацией армян. Естественно, что борьба с помощью восстания ещё больше обостряла положение на местах.Когда попытка Англии, после захвата Сирии, заключить договор с султаном Абдуламидом с целью легализовать оккупацию Нильской долины оказалась тщетной, она «вспомнила» об армянах, чтобы использовать их для угрозы султану. «Сиюминутный» интерес Англии к армянам давно угас, тем более что это было связано с позицией Русского государства, заявившего о «недопустимости самостоятельного выхода какого бы то ни было государства».

 Что касается России, то она вела в Закавказье политику русификации и выступала против идеи создания «в Азии территорий с исключительным превосходством армян». С другой стороны, Болгария не хотела быть вассалом России, хотя была освобождена именно с ее помощью. Царская дипломатия языком князя Лобанова — Ростовского дала понять, что не допустит создания «другой Болгарии». Германия же, желая получить концессию на Багдадский путь, языком императора Вильгельма II выразила открытую поддержку политике, проводимой Абдулгамидом в отношении «преступных подданных».

 Расслоение армянской националистической буржуазии в конце 1890-х годов вынудило партию Дашнакцутюн изменить политику — она начала искать опору в общетурецком революционном движении, заключив договор с молодыми турками. По инициативе дашнаков в 1907 г. в Париже был проведён съезд всех оппозиционных партий Османской империи. На съезде был разработан план государственного переворота. Он был осуществлён в 1908 году, но не дал желаемого результата, которого ожидали дашнаки; при новом режиме положение армян не улучшилось. Молодому Турецкому государству пришлось удовлетвориться лёгким наказанием виновных. В связи с этим армяне, вновь изменив своё направление, снова повернулись лицом к своей основной опоре — России. На этот раз царское правительство проявило к ним благосклонность.

 Приближалась мировая война. По выражению Милюкова, армяне, «осевшие на перепутье между Турцией и Россией», обрели большую политическую значимость.

 В 1913 году русские дипломаты заключили соглашение с организованной армянской буржуазией и, открыто выступая в «защиту обиженных армян», выдвинули требования по проведению реформ в восточных областях.

 Турецкое правительство, поддерживаемое Германией, после настойчивого сопротивления 26 января 1914 года было вынуждено подписать соглашение о реформах. По этому соглашению, армяне, под контролем государств, в первую очередь России, должны были получить широкую автономию в разных областях, в том числе в области управления, языка, воинской повинности и т.д.

 Такое вмешательство России ещё больше усложнило положение армян во время мировой войны, которая началась сразу после подписания соглашения. С другой стороны, как только началась война, дашнакцутюнцы снова ввели в обиход лозунг о «Великой Армении», начали создавать вдобавок к этому отряды добровольцев из числа Турецких армян — дезертиров.

 Февральская революция 1917 года открыла новую эру в истории армянского вопроса. В течение года Закавказье продолжало поддерживать связи с Россией и управлялось, получившим директиву из Петрограда, Особым Закавказским Комитетом.

 В октябре 1917 года под руководством дашнаков собрался армянский национальный конгресс. Конгресс утвердил связи Армении с остальной частью России, и Турция выдвинула требование об оставлении за Россией армянских территорий, захваченных в ходе мировой войны. На конгрессе был создан «армянский национальный центр» и избран Национальный совет из 15 членов. Разгром центральных государств открыл новые широкие возможности перед армянской буржуазией. В послевоенных условиях армяне очень «нужны» были победителям не только как опора против Турции (в Киликии) , но и против Советской России( в Закавказье). Армянский вопрос приобретал ещё большую значимость, чем прежде. В связи с этим «государства — победители» приняли меры для создания соответствующей «армянской базы» в » советском» направлении, считавшемся наиболее опасным .

 Дашнакская Армянская республика получила обратно у союзников Карсскую область, Эриванскую губернию, что дало возможность увеличения её территории до 17 500 английских квадратмиль, численности населения до 1 510 000, из которых 795 000 были армяне, 575 000 тысяч мусульмане и 140 000 — представители других национальностей. Не довольствуясь этим, дашнаки давали понять, что им можно получить в Грузии Ахалкалаки и Борчалы, в Азербайджане территории Карабаха, Нахичеванский край, южную часть большой Елизаветпольской губернии. Попытки силой захватить эти земли (в период захвата англичанами Закавказья), стали причиной войны с Грузией в декабре 1918 года, и длительной, кровавой борьбы с Азербайджаном. В результате численность населения спорных районов сократилась на 10 — 30 %, и ряд населённых пунктов был стёрт армянами с лица земли в прямом смысле этого слова.

 Мероприятия по усилению позиции Англии на Ближнем Востоке, а, именно, заключение договора с Ираном в 1919 году и захват Константинополя 16 марта 1919 года, охладили интерес Англии к армянскому вопросу: в конце 1919 года англичане покинули Закавказье, и вопрос судьбы Армении, как уже ненужный, в апреле — мае 1920 года на конференции в Сан — Ремо был передан империалистам Западной Европы — Северной Америки.

 Таким образом, была ликвидирована одна из двух «армянских баз», и армянский вопрос сосредоточился в Закавказье. Несмотря на то, что рухнули все надежды, связанные с «Великой Арменией», дашнаки продолжали внедрять здесь политику воинствующего национализма.

 После определения Советских границ по северу Армении, положение армян стало ещё тяжелее: народные массы Армении, доведённые до отчаяния террористическим режимом дашнаков, уставшие от бесчисленных грабежей и войн, живущие в условиях голода и нищеты, слепо стремились к Советской власти. Через три дня после установления Советской власти в Азербайджане, в ряде пунктов Армении поднялись восстания (даже в Александрополе в течение нескольких часов была объявлена Советская власть.) Восстания зверски были подавлены дашнаками. С другой стороны, дружеские отношения между Советской Россией и Анкарой, начавшиеся в 1920 году, сталкивались с дашнакской Арменией, врагом стоявшей на пути, объединившем названные государства.

 Воспользовавшись тем, что правительство Анкары было занято борьбой на западном греко-английском фронте, дашнаки решили обеспечить свою безопасность со стороны Турции, так как Советская Россия не стремилась осуществлять захватнические операции. В июне 1920 года Ереванское правительство согласилось с предложением о передаче Советской Федерации Карабаха, Нахичевани и территорий, которые питали к ней открытую симпатию. В то же время командирам дашнакских войск был отдан секретный приказ о начале партизанских операций. Они начались в сентябре 1920 года. Одновременно с этим, вооружённые англичанами дашнаки устроили массовую резню мусульманского населения в Карсской области и в Ереванской губернии. Были сожжены и превращены в пепелища районы Шурагёль, Шарур — Даралаяз, Кагызман, Сурмали, Гаракурт, Сарыкамыш. Таким образом, «обеспечив себе тыл», уверенные в помощи Сардара Маку, армяне напали на Олту и Кагызман …

В декабре 1920 года в Армении была установлена Советская власть. Русско — турецким договором 1921 года было аннулировано Александропольское соглашение. Границы между Турцией и Арменией были определены по нынешним линиям.

С того момента т.е. с момента образования нового государственного устройства армянского народа, «армянский вопрос» можно считать исчерпанным. Правда, после советизации Армении были попытки спекуляции «армянским вопросом» империалистами Западной Европы. Так на конференции в Лозанне был выдвинут проект создания «Армянского очага», а также учреждения в Константинополе специального органа под эгидой Объединенных Наций для защиты «национальных меньшинств»; однако это было сделано для того, чтобы заставить делегацию Турции пойти на уступки в Мосульском вопросе и, как только нужные уступки были сделаны, проект был снят.

Единственно реальную помощь армянам оказала Советская Россия: 27 мая 1923 года товарищ Чичерин сообщил Лозаннской конференции, что правительства Украины и России намерены разместить на своих территориях часть армянских беженцев, живущих за рубежом. Товарищ Чичерин вполне справедливо указал на то, что из-за отстранения Советской делегации от обсуждения армянского вопроса, нельзя было ожидать справедливых решений по этому вопросу. Письмо товарища Чичерина вызвало огромный резонанс в армянских кругах за рубежом: ряд благотворительных обществ, партий выразили свою благодарность Советскому правительству и информировали о планах по претворению в жизнь Российских предложений.

 Полный и окончательный крах программы «Великой Армении», нынешняя большая хозяйственная и культурная работа в Советской Армении привели к размежеванию и резкому повороту среди армянских политических партий «диаспоры»: партия армянской буржуазии и интеллигенции — либерал — демократы (рамкавары) теперь выражают доброжелательное отношение к Советской Армении. Их «разведчики», посланные в Армению, ознакомились с делами мирного строительства и, как результат, в печати рамкаваров опубликовали материалы, написанные с особой симпатией к Стране Советов. Даже националистическая партия Гнчак заняла такую же позицию.

Только Дашнакцутюн является единственной партией, питающей, как и прежде, огромную ненависть к Советской Армении. Она снова пропагандирует вооружённое вмешательство, ведение партизанской войны внутри страны и поднятие востаний,. несмотря на то, что антиреволюционный переворот Врацяна в феврале 1921 года завершился полным провалом, породив в стране короткую, но кровавую гражданскую войну.

 Теперь партия Дашнакцутюн гниёт с точки зрения морали, потеряв авторитет даже среди эмигрантской массы, и в настоящее время существует за счёт присвоения средств, собираемых в Европе и Америке беженцами, но, в основном, обществом Красного Креста дашнакцаканов, для переезда в Советскую Армению.

 Кстати, наиболее совестливые из числа армянских эмигрантов меняют свои убеждения, отказываются от своего прошлого и, признав свою вину, возвращаются на Родину.

 После советского переворота Дашнакцутюн, безусловно, обречена на смерть, и с этой смертью в истории армянского вопроса открывается новая страница.

В. Гурко - Кряжин Переведено из Большой Советской Энциклопедии,Изданной в 1926 году в Москве акционерным обществом "Большая Советская Энциклопедия"


****************** Педилесь с друзьями ******************

Подписаться на новости
Получать новости по RSS Получать новости на Email Присоединяйтесь к нам в twitter Читать через Google Reader Читать через Яндекс ленту
Мы в социальных сетях
Наше видео на youtube Присоединяйтесь к нам Вконтакте Присоединяйтесь к нам в Однокласниках Присоединяйтесь к нам в Facebook Присоединяйтесь к нам в mailru
Поддержите наш сайт
Все записи
Наши друзья

[scrollGallery id=2 start=1 autoScroll=true]

Смотреть всю фотогалерею...